Коста Хетагуров Коста Хетагуров
Творчество Коста Переводы и ... О Коста О проекте

Поэзия
- Ирон фæндыр
- Стихи на русском
- Поэмы
Проза
- Рассказы
- Пьесы
- Публицистика:
Особа (этнографический очерк)
Общественный приговор
Письмо в редакцию газеты «Северный Кавказ»
Злоупотребления по должности
«Странное настроение переживает в настоящее время Терская область»
Письма из Владикавказа («В корр. из Владикавказа»)
«Не везет нам на старшин»
Письмо в редакцию газеты «Северный Кавказ» (Благодарность Марковой)
Письмо в редакцию газеты «Северный Кавказ» (Благодарность команд. Майк. бат.)
Владикавказские письма («В последнее время замечается...»)
Библиография
Герои дня
Владикавказские письма («Всем известно...»)
Способ переговоров с обществом
Открытое письмо («Не имея охоты...»)
«Люби ближнего...»
«Когда ардонское сельское общество выстроило здание...»
Владикавказские письма (Маленькая история)
Накануне
Владикавказские письма («Я так давно не писал...»)
Горские штрафные суммы
Неурядицы Северного Кавказа
Письмо в редакцию газеты «Юг»
Зиу (Письмо к землякам)
Избави Бог и нас от этаких судей
Новое слово
Мясной кризис
Пятигорская церковноприходская школа
Пятигорское городское двухклассное женское училище
Мефодиевское общество в Пятигорске
«В последнее время у нас»
Доклад в Комиссию по пересмотру текста Евангелия на осетинском языке
«До сих пор еще не решенный земельный вопрос»
Чичиков
Тартарен
«В прошлой корреспонденции...»
«1894 года, ноября 9 дня, сел. Вакац... »
Горский словесный суд
Эмиграция в Турцию
Турецкая газета о кавказской эмиграции в Турцию
Развитие школ в Осетии
Ставрополь, 14 июня
Впечатления бытия
Учебник географии России
Наши муллы
Между прочим («Хотя наш Ставрополь...»)
Внутренние враги
Помощь пораженному молнией
Церковноприходские школы в Осетии
Между прочим («Жалобы на саврасов...»)
Насущные вопросы
Между прочим («Опять о хозяине и работнике...»)
«Успех и развитие панисламизма»
Женское образование в Осетии
Пути сообщения в горной полосе Кавказа («В настоящее время...»)
Пути сообщения в горной полосе Кавказа («Из года в год»)
На чужбине
Народное совещание
Открытое письмо к осетинской интеллигенции
Медицинская беспомощность
Письмо в редакцию газеты «Каз6ек»
Сословный вопрос в Осетии
Открытое письмо («Во всех благоустроенных городах России...»)
Открытое письмо любителям рисования и живописи
- Письма
Картины

Письма из Владикавказа

В корреспонденции из Владикавказа (см. № 55 «Северного Кавказа») мы указали на длинный ряд репрессивных мер, направленных к искоренениго воровства и разбоев в Терской области. «Русская жизнь» в передовой статье от 22 июля, вполне разделяя наши соображения по данному предмету, надеется вместе с нами, что предание суду владикавказской окружной администрации прольет достаточный свет на действительные причины неурядиц и беспорядков в Терской области. Точно так же и «Русские ведомости», разбирая в передовой статье от 13 июля упомянутые распоряжения, не находят целесообразным огульное исключение горцев из русских городов и селений с обязательством жить лишь в своих аулах. Указывая на те же статьи, г. Слобожанин в № 102 «Терских ведомостей», в фельетоне «Петербургские письма о Северном Кавказе», делает усилие доказать, что полицейские меры борьбы с преступностъю, практикуемые теперъ в Терской обласпги, существенно важны, предупреждая, что «это обстоятельство необходимо помнить всем столичным судьям, решающим кавказские дела из прекрасного далека». Вот чем руководствуется г. Слобожанин:

«Рассматривая, — говорит он, — преступность в Терской области, мы должны будем в числе причин ее отметить также злую волю, проявляющуюся в целом ряде деяний, освященных адатом туземного населения. У чеченцев и ингушей, например, всякое хищение у членов другого рода или общества, а при нужде и убийство, не только разрешается как проявление джигитства, но и ставится в заслугу всякому совершившему их. Уже один этот факт указывает на исключительное положение края в явлениях подобного рода. Затем, имея в виду склонность мужской половины туземного населения к праздности, необходимо считаться и с этим фактором. Далее известно, что плоскостные туземцы, во многих случаях вполне обеспеченные землей, нисколько не уступают в хищничестве горцам, очень стесненным в своих земельных владениях. Отсюда очевидно, что экономичеокие факторы, — вообще, разумеется, влияющие на преступность, — применительно к местным условиям далеко не всегда имеют решающее значение. Главной причиной преступлений остается именно дикость населения, покровительство и укрывательство их массой туземцев, вполне обособленных территориально, религиозно и административно. Злоупотребления отдельных лиц местной администрации также, вероятно, служили не в пользу развития нравственных начал, хотя, конечно, ничего нового в характере народа не создали, так как и без них джигиты и абреки всегда были народными героями. Поэтому злоупотребления представителей администрации, подобно экономическим факторам, всегда играли менее важную роль, чем дикие нравы и обычай». Затем г. Слобожанин перечисляет коренные ме ры борьбы с преступлениями в Терской области: «1) смягчение нравов населения при посредстве образования и прилива в край новых, более культурных элементов; 2) устранение, при посредстве последних, территориальной и административной обособленности туземцев и, наконец, 3) увеличение землевладения горцев и лучшее устройство администрации».

Прежде чем коснуться приведенных «коренных мер», их целесообразности и способа их применения, посмотрим, насколько справедливо предположение г. Слобожанина относительно некоторого недоразумения, благодаря которому якобы является отрицательное отношение газет к применяемым в настоящее время полицейским мерам в Терской области.

Мы вполне согласны с г. Слобожаниным, что в числе причин преступности следует отметить «злую волю, проявляющуюся в целом ряде деяний, освященных адатом туземного населения», но рядом с этим, насколько мы сами наблюдали, нельзя не признать справедливыми замечания «Русских ведомостей», что на Кавказе подобные «разбои, убийства, грабежи случаются более или менее часто во многих местах как в областях, занятых собственно горцами, так и, даже чаще, в восточном Закавказье», а потому Терская область находится далеко не в исключительном положении в явлениях подобного рода.

Склонность мужской половины туземного населения к праздности наблюдается опять-таки не в одной Терской области и не у одних только туземцев — следовательно, она тоже не является исключительным фактором, с которым необходимо считаться только в Терской области.

Плоскостные туземцы не только «не уступают в хищничестве горцам», как говорит г. Слобожанин, но, добавим мы, безусловно превосходят их, хотя первые во многих случаях более, чем вторые, обеспечены землей. Но из этого вовсе не очевидно, что экономические факторы применительно к местным условиям «далеко не всегда имеют решающее значение».

Причиной такого мнимого противоречия является, главным образом, то обстоятельство, что плоскостные туземцы чаще, чем горцы, сталкиваются с пришлым, в особенности военно-русским элементом. Несмотря, однако, и на это, между преступниками, против которых г. Слобожанин ведет свою агитацию, навряд ли можно указать хотя одного материально обеспеченного туземца.

Современное абречество, насколько нам известно, имеет ближайшей причиной не столько удаль и молодечество, сколько бегство от кровника и каторги.

Итак, мы видим, что преступность в Терской области ничем не отличается от общекавказской и даже в главном (правильная организация разбойнических шаек) далеко уступает Закавказью.

Что же тогда заставляет терскую областную администрацию недовольствоваться отмеченными г. Слобожаниным коренными мерами, а прибегать к таким, которые по «некоторому недоразумению» вызывают отрицательное отношение газет?

«Представьте себе, — говорит г. Слобожанин, — положение в крае пионера сельского хозяйства. Держать скот ему нельзя, потому что украдут; развести сад невозможно, потому что плоды расхитят; нанять русского рабочего — значит подвергатъ его риску быть убитым; жить самому в имении — значит рисковать и собственной жизнью и жизнью семьи. При таких условиях посоветовать пионеру подождать, пока учредят школы да наделят туземцев землею в большом количестве, равносильно злой и бесчеловечной насмешке. Ждать этого положительно невозможно именно ввиду культурных интересов, а потому необходимо принимать быстрые и решительные меры пресечения зла».

Не дожидаясь нашего возражения на такие «страсти», г. Слобожанин в следующем письме уже вот как отзывается о Северном Кавказе:

«Огромные пространства земли представляют одну мерзостъ запустения, колоссальные горные богатства лежат нетронутыми, народные силы направляются или на непроизводительный труд, или растрачиваются в самых диких проявлениях и формах». В тех случаях, когда местный житель или пришлый предприниматель брались за какое-либо хозяйственное или коммерческое дело, они считали долгом своим вести его вопреки не только историческому опыту, но и здравому смыслу. Быстро распахивались или, вернее, расковыривались значительные площади земли, почва истощалась, не успев дать и десятой доли того, что можно было бы получить от нее при правильной культуре. Заводилисъ сады в местностях, где их сразу уничтожали градобития; устраивалисъ заводы без расчета на достаточный капитал, без соображения с требованиями потребителя и т. д. В результате получалась масса испорченного добра, даром потраченных сил и капиталов, упадок энергии, недоверие к самой пользе дела и многое другое, так часто и последовательно задерживающее наше экономическое развитие и наш прогресс вообще. Главную особенность всех этих неудач г. Слобожанин видит в бедности наших предпринимателей и работников, в их невежестве и недостатке инициативы. И это положение г. Слобожанин подтверждает примерами из Терской же области!

Таким образом, все причины, вызвавшие существенно важные полицейские меры, далеко не соответствуют действительности, а те, какие имеются, нисколько не составляют исключительную особенность Терской области. Поэтому «некоторое недоразумение», благодаря которому якобы является отрицательное отношение газет к этим мерам, является вернее некоторым недоразумением самого автора «Петербургских писем».

Посмотрим теперь, как применяются «коренные меры». На первом плане г. Слобожанин поставил смягчение нравов населения при посредстве образования. «Приложения, — говорит он, — ко всеподданнейшим отчетам начальника области за три последние года постоянно возвращаются к вопросу о недостаточности начального образования среди туземцев. Школьное дело, — заключает г. Слобожанин, — не только сознано, но энергично, постоянно и настойчиво выставляется на вид».

Так ли это? Насколько нам известно, за последние три года ни в одном туземном селении Терской области не было открыто ни одной школы, если не считать две церковноприходские женские школы, открытые «Обществом восстановления православного христианства на Кавказе» в селениях Новохристианском и Хумалагском Владикавказского округа. Зато на глазах областной администрации чуть не прекратила существование содержимая тем же «Обществом» Ольгинская осетинская 3-классная школа. Уцелела она только благодаря протесту живущих во Владикавказе осетин, к которым администрация не только не отнесласъ сочувственно, но многих подвергла даже строгому взысканию. Мало того, нам известны случаи неразрешения частным предпринимателям открытия начальных школ в туземных селениях, несмотря на то, что дирекция народных училищ Терской области вполне одобрила программу преподавания в этих школах. Все это ясно показывает, что далеко еще недостаточно «энергично, постоянно и настойчиво выставляется на вид» самая главная, коренная мера борьбы с преступностью.

Немного сделано и в отношении увеличения землевладения горцев. «Отобранные от туземцев лесные поляны, находившиеся ранее в их пользовании, снова возвращены им». Десятки десятин на десятки тысяч населения! Притом отобранные у них же... Ходатайство «об отдаче туземцам вообще всех полян и пастбищных мест, находящихся в горах», тоже не Бог весть что, так как все эти поляны и пастбища, находясь целые столетия в пользовании туземцев, нимало не улучшали экономического быта горца, благодаря, конечно, положительной негодности их к возделыванию. Впрочем, всякое даяние благо...

Больше всего, по-видимому, терская областная администрация озабочена устранением территориальной и административной обособленности туземцев посредством якобы прилива и край новых, более культурных элементов. И в чем же она проявляет эту заботу? Она исключает горцев из городов и слободских поселений, где они занимаются поденщиной, отхожим промыслом, торговлей, где многие из них обзавелись имуществом и, воспитывая детей в местных учебных заведениях, бесповоротно отдались гражданственности; безусловно запрещает проживание одной национальности в районе населения другой национальности и на основании этого разоряет хутора, гонит арендаторов частных, казенных и казачъих земель в горные трущобы, запрещает частным предпринимателям, «более культурным элементам», держать туземную прислугу и вообще пользоваться туземным трудом, несмотря на преданность, положительность и безусловную трезвость рабочих туземцев. Получается, конечно, результат, если не диаметрально противоположный, то, во всяком случае, не тот, какого хотела достигнуть администрация области. Что остается делать? Конечно, признать необходимым возможно безотлагателъное выселение на свободные земли Ставропольской или иной губернии той части горцев, поземельное устройство которой на месте осложняется различными обстоятельствами, а также жителей тех аулов, которые более других проявили себя хищническими наклонностями. При этом, ввиду заявляемого наиболее беспокойной частью населения желания выселиться в Турцию, начальник области не считает уместным препятствоватъ выполнению такого намерения жителей.

Такую необходимость г. Слобожанин объясняет так: «От переселения части теземцев в другие губернии и от добровольного выселения их в Турцию должны остаться свободные земли, часть которых пойдет на удовлетворение нужд малоземельных горцев. Другая же часть, увеличенная полосами частновладельческих имений, за счет крестьянского банка, могла бы образовать площадь земель, пригодных для расселения здесь русских переселенцев. Благодаря этой мере в край могли бы проникнуть более культурные и мирные элементы, а с нарушением территориальной обособленности туземцев значительно облегчилось бы и слияние их с Россией».

O tempora, o mores! При чем здесь «возможно безотлагательное» выселение горцев в другие губернии, когда сам г. Слобожанин утверждает, что у нас на Северном Кавказе «огромные пространства земли представляют одну мерзость запустения», когда самая бедная казачья станица сдает ежегодно тем же самым туземцам и «новым, более культурным элементам» не одну тысячу десятин «излишков?»

Можно ли не считать «уместным препятствовать доброволъному выселению туземцев в Турцию», когда, как справедливо замечают «Русские ведомости», «выселение горцев происходило преимущественно с Западного Кавказа, а восточные горцы обыкновенно крепко привязаны к своей родине?»

Допускать разорение одних туземцев ради удовлетворения нужд других, снабжать внутренние губернии горцами, более других заявившими себя «хищническими наклонностями», выбрасывать за борт государства «беспокойную часть населения» потому только, что она еще не ведает, что творит, — значит ли это достигнуть слияния туземцев с Россией путем европейской цивилизиции? Мы больше чем убеждены, что приливу в край «новых, более культурных элементов» и, следовательно, устранению при посредстве их территориальной и административной обособленности туземцев, т. е. более быстрому сближению их с Россией мешает не столько «злая воля» чеченца и его заржавленная кременка, сколько лихая песнь казака:

Выпьем мы по чарочке

И песню запоем.

Выпьем по другой —

Разговоры заведем...

 

К. Л. Хетагуров

 

 

лайк вк
vkduty.cc
Услуги бухгалтерского учета
Услуги по бухгалтерскому и налоговому сопровождению компаний
vashuchet.ru
Снять квартиру на сутки еще здесь.